« Перейти на главную LOMONOSOV.ORG

начинающим


Самомнение. Николай Уранов


"После каменной тягости тупоумия они еще пере­живут ядовитую слизь сомнения и ужас самомне­ния".

(А.Й., 26)

 

Как бы ни был одарен человек, каких бы высот ни достиг он в своем развитии, все же он будет лишь сту­пенькой на беспредельной лестнице, бесконечной и вверх и вниз. Он будет бесконечно выше ползающих внизу и так же бесконечно ниже парящих вверху. Радость созна­ния, что ты преуспел по сравнению с ниже стоящими, казалось бы, должна уравновешиваться сознанием того, как далеко еще до стоящих выше. Однако не всегда это бывает так. Нередко люди, расположенные к заразе самомнения, опьяненные своими успехами, теряют это чувство меры и равновесия. Они слишком много уделяют внимания сво­им успехам и слишком мало — предстоящим трудностям. Конечно, было бы однобоко занять мышление всецело лишь трудностями: ведь воспоминания о своих прошлых победах могут дать импульс к преодолению новых преград. Но между этим чувством торжества и предстоящими на­пряжениями должно быть соблюдаемо равновесие. Нарушение этого равновесия дает благоприятную почву для развития самомнения.

 

Взгляд вниз, в лучшем случае, должен вызвать же­лание помочь ниже стоящим достичь высшего уровня, но как часто этот взгляд вызывает лишь самодовольное восхищение собой, переходящее в гордость самомнения. Если бы появление самомнения как результата такого восхищения своими достижениями можно было бы счи­тать естественным, то становится непонятным: откуда берется самомнение у людей ничтожных, не сделавших ничего особенного. Разгадка будет, вероятно, в прошлых жизнях.

Итак, успех опьяняет. В этом опьянении теряется упомянутое равновесие. Не касаясь космогонических при­чин происхождения самомнения, запомнить это будет до­статочно для начала борьбы с этим великим злом.

 

Вот наиболее заметные синонимы, братья и сестры, дети самомнения:

 

ГОРДОСТЬ САМОСТИ — восхищение собой. "Я за­мечателен" — думает гордец. Рожденное каким-то успе­хом, это чувство поглощает чувство своего несовершен­ства, которое все же будет велико при любом достижении. Заражая самодовольством, это чувство останавливает дви­жение вперед, а т.к. движение может быть или вперед или назад, то остановка первого немедленно вызывает второе, и пока гордец восхищается, все его достижения могут быть сведены на нет.

 

ТЩЕСЛАВИЕ — магнит, вызывающий стремление к преходящей иллюзорной славе, о которой давно сказано "sic transit gloria mundi"; тщеславный жаждет восторгов толпы, чтобы нарядиться в них, упиться их сомнительной "сладостью". Карма его тяжка: чем выше взобрался он по лестнице иллюзии, тем большим будет падение, которое он рано или поздно, но неизбежно испытает.

 

ЛЕСТЕЛЮБИЕ — особенно мелкое тщеславие, поко­ящееся на желании упиться почтением окружающих. Это желание часто закрывает глаза на то, что похвала имеет ложное, корыстное основание. Добровольный слепец, упившись недоброкачественным вином, спешит опла­тить поданный счет. Как правило, говорящий лесть вско­ре же требует какой-то оплаты. Похвала истинного вос­хищения не только бескорыстна, но, напротив, часто жертвенна.

 

ХВАСТОВСТВО, САМОРЕКЛАМА. Желая восхи­щения других и не будучи в состоянии вызвать это восхищение своими данными, хвастун прибегает ко лжи. Он уверяет других в своих никогда не бывших деяниях, или в бывших, но разукрашенных до неузнаваемости. Легковерные (а таких много) восхищаются. Хвастун до­волен.

Самореклама имеет некоторый своеобразный отте­нок: не прибегая ко лжи, человек рекламирует свои ка­чества, вызывая внимание к ним. Добродетель требует самостоятельного и добровольного признания со стороны других. Если ее не видят, то это значит, что добродетель недостаточно сильна или же не может быть оценена этим кругом людей. Таким образом, цель саморекламы, за ред­чайшим исключением, покоится на той же жажде почи­тания, на тщеславии, в усилении восхищения собой — восхищением других, то есть [состоит] в самомнении.

 

САМОРИСОВАНИЕ из этой же семьи. То же желание обратить на себя внимание, вызвать восторг и упиться им.

 

САМОЛЮБОВАНИЕ — процесс восхищения собою. Свойство, на первый взгляд, как будто бы не нуждающееся в человеческой среде для своего проявления: человек лю­буется собой наедине, но это любование есть ни что иное, как предвосхищение восторга других, который "несомнен­но вызовет" воображаемая или действительно существу­ющая красота.

 

САМОСТЬ ПРЕВОСХОДСТВА. Равенства не суще­ствует. Есть равенство потенциалов духа, но нет двух равных сознаний. Одно будет выше, другое ниже. Таким образом, превосходство существует. При отсутствии самомнения превосходство является обязанностью принять ответственность в помощи ниже стоящим. Но при наличии самомнения превосходство принимает уродливые формы надменности, напыщенности, презрительной пренебрежи­тельности, чванства, заносчивости.

 

НАДМЕННОСТЬ — гордость самости, показывающая полное презрение к врагам и опасностям. Оно покоится на САМОНАДЕЯННОСТИ. Часто надменность — это только маска, которой прикрывается страх для того, чтобы не потерять достоинство в лице наблюдающих, и для того, чтобы продемонстрировать врагу готовность сразиться с ним, и наличие для этого достаточных сил. "Не подходи ко мне, презренный" — написано на лице, искаженной гримасой надменности.

 

НАПЫЩЕННОСТЬ прекрасно олицетворяется ин­дюком, распустившим перья. Ведь ВАЖНЫЙ вид есть то, что внушает почтение со стороны малых сознаний. А это-то почтение, как пьянице алкоголь, нужно гор­децу.

 

ПРЕЗРЕНИЕ. "Что вы стоите по сравнению со мной, паршивые букашки, — думает гордец, охваченный презре­нием, — какие вы жалкие и ничтожные, возиться с вами — это только пачкаться". Вместо помощи несчастным, вместо участия к их судьбе, вместо сострадания — презирающий чувствует лишь отвращение к нижестоящим, забывая, что в этот момент мерзостного самомнения он внушает такое же отвращение, если еще не хуже, стоящим над ним.

 

ПРЕНЕБРЕЖИТЕЛЬНОСТЬ — легкомысленное отношение к врагам и опасностям из-за большой само­надеянности. "Что могут сделать МНЕ какие-то вши" - пренебрежительно морщится гордец, не подозревая, что приговор его уже подписан. Здесь есть и элемент хвастовства — желание показать себя смельчаком, пре­зирающим всякие опасности вследствие изобилия сил. Чаще всего пренебрежительность бывает такой напуск­ной, словесной...

 

В этих же кустах обитает и ЗАНОСЧИВОСТЬ. "Как может кто-то задеть такую замечательную персону", — думает заносчивый человек, я тебе покажу, как надо относиться ко мне с почтением". Это свойство особенно опасно в отношении Иерархии, т.к. самомнение, очень мешающее правильным взаимоотношениям с Руководите­лем, может быть легко задето в силу естественного рас­положения Руководителя над учеником. Задетое таким образом, оно посылает стрелу заносчивости. Человек за­бывает, что без Иерархии он ничто, и что всем преуспе­ванием своим он обязан Иерархии.

 

НЕТЕРПИМОСТЬ. "Если я забрался так высоко, то мне и виднее, — думает нетерпимый, самовольно опре­деляя свою высоту, — а эти ползающие подо мной думают, что их мнение правильно". Конечно, в 999 случаях [из 1000] самым высоким должен оказаться гордец. Он не желает даже слушать, что кто-то не соглашается с ним. Ведь это кощунство против самости, которой он служит. Это надо пресечь в корне и немедленно подавить.

 

ВЛАСТОЛЮБИЕ — стремление к тем преимущест­вам, которые предоставляют малому сознанию власть. Для сознания просвещенного власть над людьми — это тяжелое бремя ответственности за их духовное процветание и бла­гополучие. Для человека самомнительного — это наслаждение почетом, уважением, почтением и другими атрибу­тами преклонения, а в этих-то эманациях преклонения и нуждается гордец. Как и в прочих случаях, самость хочет не только служения себе и восхищения собой своего но­сителя, но и возможно большего числа других.

 

ЧЕСТОЛЮБИЕ — стремление к прославлению своей самости. Цель та же: собрать пищу для самомнения. В отличии от тщеславия честолюбивые замыслы бывают ши­роки и грандиозны.

 

КАРЬЕРИЗМ — свойство, благодаря условию времени очень распространенное сейчас; это стремление подняться выше по лестнице служебной иерархии для увеличения материальных возможностей (элемент корысти) и увели­чение тех же почестей.

 

САМОУНИЧИЖЕНИЕ. Как бы ни был ослеплен гор­дец, иногда он все-таки прозревает и видит, что все его честолюбивые старания не приносят желаемых результа­тов. Реакцией этого открытия бывает самоуничижение — ярость самомнения на отсутствие потребного количества пищи. Так самоуничижение также порождается самомне­нием. Когда оно бывает внешним, оно вызывается жела­нием вызвать похвалу от других: ''ты, мол, не так уж плох". Это ободрение, звучащее похвалой, дает нужную пищу самомнению.

Самоуничижение будет ложным смирением, и в этом оно близко стоит к

 

ЛОЖНОЙ СКРОМНОСТИ. Последняя вызывается опасением, что проявление ка­кого-то качества разочарует свидетелей этого проявле­ния. "Лучше, мол, удержаться от выступления, тогда другие будут воображать обо мне много, чем выступить и опозориться".

 

ЗАВИСТЬ. Слава других не дает спать завистникам: "ведь, значит я не самый высший, если кто-то еще соби­рает вокруг себя поклонение. Все должны поклоняться только мне". Так самомнение не терпит конкуренции. Здесь есть также элемент корысти: у самомнения кто-то отнимает пищу, на которую оно рассчитывает само. Лю­бопытно отметить, что часто самомнение проявляется лишь в одной какой-нибудь отрасли, — именно в той, в которой гордец считает себя сильным.

 

ОСКОРБЛЕННОЕ САМОЛЮБИЕ — ОБИДЧИ­ВОСТЬ. Самомнительный человек считает себя на очень высоком месте по лестнице своей иерархии, естественно требует и обращения соответственного. Но так как высота другими не признается или уменьшается, то и обращение соответственно ухудшается. Почет не соответствует тому, которого требует гордец, и он чувствует себя обиженным и оскорбленным.

 

Самые большие люди спотыкались на самомнении. Одно это уже достаточно характеризует силу этого отри­цательного свойства.

 

Когда ученик проходит пороги невежества и сомне­ния, он встречается с драконом самомнения — гордостью; он подходит к тому порогу, через который немногие пе­решагнули благополучно.

 

Очень глубоко и широко проникло самомнение в че­ловечество, но по существу свойство это не человеческое, ибо и животные заражены также им. Понаблюдайте по­ведение собак и вы увидите немало атрибутов гордости не только в их взаимоотношениях между собой, но даже в отношении людей.

Как часто гордо задранные носы, надутость и важный вид человека делают его ужасно похожим на четвероно­гого друга с задранным хвостом, поднятой шерстью и такою же важный походкой.

 

Конечно, самомнение может быть очень смешным, но оно может быть и изысканно-утонченным. Которое хуже — догадаться не трудно. Нужно обладать исключительной зоркостью, чтобы вылавливать его из потока каждоднев­ного мышления. Именно в глубинах сознания шевелится этот дракон, в самых скрытых рычагах побуждений он действует, прикрытый розовыми одеждами самооправда­ния, когда человек уверенный, что он действует под им­пульсом смирения, на самом деле в побуждении имеет противоположность — самомнение.

 

Именно утонченное самомнение легко допускает са­мооправдание эту губительную помеху при контроле мышления. Иногда, разбираясь в импульсах побуждаю­щих, бывает лучше сразу спросить себя — а нет ли в них самомнения. Нередко лишь после больших усилий раз­ыскивается этот червь.

 

Одной из причин трудности борьбы с самомнением будет то обстоятельство, что самомнение ослепляет, ли­шает зоркости. В иллюминациях восхищения самим собой меркнут остерегающие огни, и человек отрезвляется лишь тогда, когда налетает на камни или садится на мель.

 

Самомнение — как и каждое отрицательное свойство — есть отсутствие своего противоположного, положитель­ного начала — отсутствие смирения. Потому наиболее верной борьбой с гордостью будет развитие смирения.

 

Среди учеников Рамакришны были люди, имевшие "светское" положение, были образованные интеллигенты. Но когда Учитель замечал в них проявление самомнения —  он посылал их просить подаяние, дабы они восстано­вили теряемое равновесие.

 

Контроль над мышлением, как всегда, необходим; чем больше синонимов, братьев и сестер самомнения, будет изучено, тем легче будет осуществлять этот кон­троль.

 

Как всегда, необходим четкий анализ побуждений. Если человек будет чаще заглядывать в глубину своего сознания, где формируются побуждения, если при каждом малейшем знаке сердца он спросит себя — не проявляется ли мною самооправдание или самоутешение? — он может значительно помочь процессу самосовершенствования, ус­корить его и миновать тысячи ненужных осложнений и опасностей.

 

15 февраля 1940 г.

16.10.2014 13:20АВТОР: Николай Уранов | ПРОСМОТРОВ: 993


ИСТОЧНИК: Николай Уранов. Огненный подвиг - Рига-Москва, 1997